17 марта 201519:17

Нетривиальные дороги Валентина Гвоздева

Валентин Гвоздев велотурист

Сегодня в гостях у «Велосипедных Форм Жизни» Валентин Гвоздев. Валентина знают и любят на многих велоформуах, его велосипедные мероприятия по выходным дням за последние годы с каждым разом собирают все больше и больше людей. Редко когда в пятницу на велофоруме не увидишь анонс его очередного похода выходного дня… 

А после мероприятия всегда можно найти позитивные отзывы от участников его велопробегов. Для многих велосипедистов походы Валентина в мае и августе стали одними из главных мероприятий всего велосипедного сезона.

 

Помимо этого Валентин занимается своим авторским проектом в сети Интернет, который так и называется “Велотуризм на vgvozdev.narod.ru». После прочтения именно этого сайта в далеком 2004 году расширились горизонты и моих велосипедных поездок. Они стали гораздо более интересными и увлекательными, чем раньше, когда я катался недалеко от дома и участвовал в разного рода соревнованиях.

 

— Валентин, здравствуйте! Прежде всего хотелось бы узнать, каким вы были в детстве и юности, что вы любили, что вас увлекало и что именно послужило толчком к вашему главному хобби в жизни — велотуризму?

— Мне довольно непросто ответить в двух словах на первую часть вопроса. Ибо с годами мироощущение сильно меняется. Наверное, был более-менее прилежным в учебе человеком, достаточно серьезно увлекался вещами, связанными с техникой и электричеством, а также, как и большинство детей той поры, весьма любил велосипеды и все, что с ними связано. То, что могу сказать точно – спорт и физкультуру никогда не любил и не имел в этих областях никаких успехов. Кстати, и сейчас совершенно равнодушен к большому спорту (да и к “малому”, любительскому, в общем-то, тоже).
А вот то, что послужило толчком к увлечению велотуризмом, помню хорошо. Это были относительно дальние (по тем меркам) поездки на велосипеде вокруг дачи. Вначале с отцом, потом в одиночку я с большим интересом исследовал все новые дороги и открывал для себя новые места (напомню, в те годы никаких нормальных карт, доступных для населения, не существовало, посему то, что сейчас очевидно любому, в те годы было далеко не так). Затем я осуществил свою давнюю детскую мечту – доехать своим ходом от дачи до дома в Москве (это около 35 км), так что очень скоро эти поездки стали неотъемлемой и почти что главной частью летних школьных каникул.

 

— Вспомните, пожалуйста, ваш первый поход.

— Ответ на этот вопрос зависит от того, что, собственно считать походом. Если речь идет о первом выезде с группой, то это произошло в конце лета 1998 года, когда я присоединился к очередному выезду, организованному небезызвестным И. П. Налимовым (сейчас он, насколько я знаю, является президентом так называемого Велотранспортного союза). Проехали мы тогда от пл. Кутузовская через Дубровицы, Щербинку, Суханово до пл. Царицыно. Впечатления от мероприятия были самые приятные, и с тех пор я окончательно понял, что велотуризм – это мое.

Если же говорить о многодневных походах, то первым для меня стал майский выезд 2000 г. по Золотому кольцу, организованный в рамках школы НТП при Русском клубе велопутешествий.

 

— На велосипедном форуме вы писали, что в конце 90-х годов вы закончили школу велосипедных походов. Как вы считаете, это был полезный опыт? Как вы относитесь к подобного рода проектам, и могут ли они реально за столь небольшой срок научить чему-то действительно нужному и полезному?

— Да, действительно, в 2000 году я окончил школу НТП, а годом позже – так называемую школу базовой туристической подготовке при РКВ. Честно говоря, основным мотивом для поступления туда являлась возможность участия в учебно-тренировочном походе, так как других способов отправиться в МНОГОДНЕВНЫЙ поход для меня в ту пору не просматривалось, а желание такое было на протяжении многих лет. Надо сказать, что в этом смысле все полностью оправдалось – поход был пройден, было получено немало впечатлений, а также появились друзья и знакомые, с которыми впоследствии мы проехали вместе немало километров. Несмотря на то, что сейчас бытует мнение о том, что подобные школы – пережитки прошлого и устарели, в общем-то я отношусь к подобным проектам положительно. Разумеется, только в том случае, если все это проводится на достаточно высоком и, что крайне важно, современном, уровне и при этом не перерастает в некую коммерцию, «впаривание» ученикам велосипедов определенных марок, снаряжения и прочие подобные вещи.
Можно ли научить полезному за такой срок? – безусловно, можно. При двух условиях – преподаватель знает дело и понимает, что важно, а что нет, а ученики ХОТЯТ научиться. Впрочем, по большому счету в простом велотуризме не так уж и много неочевидных и эксклюзивных знаний и навыков для человека, который имеет опыт езды на велосипеде по дорогам.

 

— Насколько я знаю, школы велотуризма в своем большинстве бесплатны. Как вы думаете, какова основная мотивация организаторов этих школ при отсутствии денежной прибыли, которые организовывают подобные школы? Готовы ли вы сами были в свое время заплатить за обучение организаторам подобного рода школ велотуризма?
— Честно сказать, я никогда не был организатором подобной школы и слабо представляю себе их мотивацию. Вполне вероятно, что в некоторой степени это продолжение традиций советских времен, в некоторой степени – желание так или иначе обновлять коллектив своих велоклубов. Не исключена также и определенная финансовая составляющая – я не разбираюсь в этих делах, но слышал, что эти школы как-то финансируются ТССР.
Готов ли был я сам заплатить? – думаю, тут дело зависит от суммы. Если эта сумма символическая, то да. А если серьезные деньги, и ясно, что организаторы получают со всего этого доход, то скорее нет. И дело тут не в моих личных финансовых возможностях – на мой взгляд, коммерция и самодеятельный туризм — вещи принципиально несовместимые. Тут не место товарно-денежным отношениями, иначе все это переходит совсем в иную плоскость, которая мне совсем не симпатична.

 

— В большом спорте принято говорить, что стабильность — признак мастерства. Если это утверждение перевести на ваш род деятельности, то вы действительно мастер спорта по велосипедному туризму. Как вам удается на протяжении более чем 15 лет постоянно заниматься организацией различного рода велопоходов? Не было случаем желания все это забросить куда подальше и обрести какое-либо новое увлечение?
— По своему характеру я не склонен менять увлечения. Так что мыслей забросить велосипедные поездки, которые стали уже частью моей жизни, у меня никогда не было. Признаюсь, порой было сиюминутное желание отменить пару-тройку выездов из-за лени, отсутствия идей и прочего, но в итоге этого не случалось. Ибо, во-первых, колесить по родным просторам приятно и интересно, а во-вторых, я знаю, что людям это нравится, и они этого ждут.

 

— Вспомните, пожалуйста, самый тяжелый велопоход, в котором вы когда-либо участвовали.
— Скорее всего, таким стал майский поход 2003 году Медвежьегорск-Вологда. В этом походе было то, чего никогда не было впоследствии – езда под моросящим дождем при околонулевой температуре в течение целого дня, ночевки на полузамерзшем песке на берегу Онежского озера и просто на небольших пятачках земли посреди снегов, неочевидные дороги на некоторых участках. Все это в совокупности с проблемами со здоровьем некоторых участников, авантюрами с поисками гостиниц в маленьких городках и прочим. Тем не менее, до конечной точки мы доехали, хотя, признаться, повторять подобное как-то совершенно не хочется. Все-таки я убежден, что поход не должен быть на грани фола.

 

— Как вы считаете, различные трудности в велопоходах делают человека сильнее или же наоборот — отбивают всякое активное желание участвовать в подобного рода мероприятиях?
— Тут все зависит от человека, его мотивации, жизненных принципов и характера трудностей. Еще, на мой взгляд, от того, насколько реальное совпадает с ожидаемым. Если человек ожидает и хочет трудностей и получает их, то он удовлетворен, а если вместо обещанного гладкого шоссе и теплой погоды получаешь грязь и холод, то очень многие будут недовольны, в том числе и организатором (что, кстати, я считаю в некоторой степени вполне справедливым). Совсем без трудностей поход не особо интересен, и они всегда украшают любое путешествие, но тут очень важное дело – не перейти зыбкую грань, за которой экстрим превращается в, как у нас говорят, белого северного пушиcтого зверька.
Еще, на мой взгляд, очень важное значение имеет характер трудностей. Если это, например, сложная дорога к интересному и уникальному месту или необъезжаемый (но логичный в рамках маршрута) участок – то такие трудности обычно воспринимаются нормально. А если же это трудности ради трудностей, созданные своими руками (например – решение ехать по старой лесной дороге в плохую погоду при наличие параллельного шоссе), то такое мало кому по душе. И это, в общем-то, понятно.

 

— Читая отзывы участников ваших велопоходов, создается впечатление, что вы великолепный организатор походов, верный товарищ и отличный друг. Как вы считаете, это действительно так?

— Владимир, я считаю, что ответ на этот вопрос должны давать те, кто ездит в наши поездки. Как говорится, со стороны виднее, а оценивать (а тем более хвалить) себя — дело не очень правильное и скромное. Единственное, что могу сказать более-менее однозначно, тот факт, что с нами всегда ездит много народа, говорит о том, что что-то хорошее в наших поездках, наверное, есть.

 

— Как вам удается найти подход к участникам походов, ведь все люди разные? В ваших походах царит атмосфера демократии или все же авторитаризма?

— По первой части – лично я никак не ищу подход к конкретному человеку. Нет у меня такой задачи. Группы у нас большие, и это, в общем-то, не особо нужно. Повторюсь – тут главное, что человек сам понимал обстановку и не проявлял излишней степени эгоизма. Этого вполне достаточно. Насчет демократии – судить не мне, но, наверное, она скорее есть, чем ее нет. Свою роль я вижу в основном в том, чтобы более-менее следовать намеченному графику движения, организовать посещение интересных мест по пути и как-то контролировать темп, делая по возможности его комфортным если не для всех, то хотя бы для большинства.

 

— Существуют ли какие-либо строгие правила, которые обязательно для всех участников ваших походов?

— Совсем строгих правил, в общем-то, нет, кроме общепринятых норм поведения. Обычно все строится на том, что люди адекватные, понимают, куда и зачем они попали и что делать можно, а что — не стоит. Я думаю, нет надобности упоминать тут банальности, типа не уезжать вперед, не ездить в сторону не предупредив никого, не приезжать на велохламе и т.д. Единственное, что хотелось бы отметить особо и что довольно непросто сформулировать — это пожелание к участникам осознавать, что они не одни в группе, и порой надо делать не то, что тебе хочется в данный момент, а то, что наиболее оптимально для поездки в целом (а соответственно, желательно понимать, что является таковым хотя бы примерно). Иными словами — не быть эгоистом и не думать лишь о себе. К сожалению, не все осознают, что поездка в большой группе и одиночный (или с другом) выезд — это две большие разницы, и каждый вид велодосуга имеет как свои преимущества, так и свои недостатки. Также хочется добавить про требования: категорическое пожелание не употреблять алкоголь. Все-таки у нас трезвые поездки, и «веселое времяпрепровождение» с пивом и водкой на привале не является ни целью, ни сколько-либо значимым приоритетом. У нас не любят пьяниц и шумных личностей.

 

— Часто ли случаются конфликтные ситуации между участниками ваших мероприятий, и приходилось ли вам вмешиваться для разрешения этих не столь приятных моментов?

— Скажем так – сильных конфликтов я не припомню. Некоторые трения, безусловно, имели место, и порой мне (и не только мне) приходилось уговаривать некоторых людей не делать какие-то вещи, которые либо опасны для других (например, постоянно ехать вторым рядом), либо многим активно не нравятся (например – курить около костра или шуметь в то время, когда многие уже спят). Обычно это имело должный эффект и инциденты так или иначе исчерпывались.

 

— Вы ездите даже в дальние походы достаточно большими группами. В плане дружбы и общения для вас все равны, или все-таки с некоторыми участниками вы общаетесь больше?

— В философском плане все равны быть не могут. Ну а если ближе к делу, то безусловно, с кем-то я общаюсь гораздо больше, чем с остальными. Ибо едут с нами как мои закадычные друзья, так и порой почти малознакомые люди, приехавшие по объявлению. Самое интересное общение в походе – это традиционные вечерние посиделки. Порой на них под треск костра возникают довольно интересные беседы, в которых узнаешь много нового – от неочевидных версий гибели группы Дятлова до тонкостей устройства разных типов паровозов. Ибо интеллигентных и много знающих людей с широким кругозором у нас обычно хватает.

 

— Есть ли в вашем походе распорядок дня?

— Четкого графика, что во сколько делать, у нас нет. Вообще слово “распорядок дня” вызывает у меня крайне неприятные ассоциации с чем-то типа лагеря или казармы. Равно как и слова типа “подъем” и “отбой”. Тем не менее, нет и особой анархии и того, что порой называется емким словом “матрас”. В обычный ходовой день это выглядит примерно так – встаем где-то в 8 утра, выезжаем в 10:30, обедаем в 14-15 часов, приезжаем на привал обычно в 19-20 часов.

 

— Вы как-то разделяете обязанности между участниками ваших велопоходов?

— Cкорее нет, чем да. Ибо по большому счету в наших походах дел, требующих разделения обязанностей, не так уж и много. Причем уже давно сложилось, кто чем занимается – кто-то всегда принимает активное участие в ремонте велотехники, кто-то любит и умеет находить хорошие дрова, а кто-то – добровольно занимается закупкой общественных продуктов и руководит приготовлением пищи. Вообще говоря, по-хорошему, наверное, это не очень правильно, ибо при такой ситуации немало людей могут себе позволить не принимать участие в общественных работах, и все в общем-то держится сугубо на добровольных началах и отчасти “старой закалке” группы людей, но пока проблем на этой почве не возникало.

 

— В последние годы продукты для приготовления на привалах вы берете из Москвы или покупаете на местах?

— Разумеется, только на месте. Смысла тащить какие-либо продукты из Москвы в настоящее время для походов, подобных нашим, нет никакого. В тех местах, где мы ездим, все необходимое можно спокойно купить.

 

— В вопросах организации питания у вас община, или каждый питается отдельно?

— В целом – община. То есть обычно каждый день готовится общественный завтрак и ужин. Порой и обед, но это случается редко. Однако это совершенно не отменяет наличие собственных (личных) запасов всяческой вкусной еды, а также возможность отдельных участников питаться индивидуально. Вообще вопрос, что лучше – общий костер, большой кан или индивидуальные горелки, довольно интересен, и как-то однажды я даже инициировал ставшую весьма любопытной дискуссию на одном из форумов “Веломании”, где высказывались самые разные точки зрения. Мое же мнение на этот счет таково – лучше общак, но только при условии, что в группе есть люди, могущие и хотящие им заниматься. Если таковых нет, то на сегодняшний день, наверное, не имеет смысла изображать из себя “правильных туристов” – лучше взять горелки и маленькие котелки.

 

— С вами начинало кататься уже не одно поколение велосипедистов. Для некоторых из них катание с вами послужило толчком к самостоятельным велопоходам. Есть ли у вас «ученики», которые так или иначе переросли своего учителя?

— Очень неожиданный вопрос. Во-первых, мне как-то неловко считать себя учителем кого-то. Ибо я никого ничему не учу, это несколько не тот случай. Но если вспомнить тех, кто с нами более-менее регулярно катался все эти годы, то найдется немало людей, которые со временем отошли от подобных поездок и переключились на более серьезный уровень – сложные походы, соревнования и прочее. Но — на мой взгляд — лично моя роль в этом минимальна. Если говорить конкретно, то хочется вспомнить добрым словом небезызвестного Николая Черкасова, известного под ником Paralizer. Первый раз он приехал в наши покатушки в далеком 2005 году, а уже очень скоро стал организовывать свои выезды, отличавшиеся спортивностью и порой авантюрностью. Через два года он поехал в Монголию, еще через некоторое время прокатился по Мадагаскару, а три года назад совершил уникальное велопутешествие из Сибири в Скандинавию длиной почти 8000 км. К сожалению, сейчас он покинул Россию и живет в Англии, где продолжает активно заниматься велотуризмом.

 

— Поговорим о велосипедах. В походы вы ездите на гибриде с колесами 28″. Почему именно гибрид 28″, а не классический MTB 26″ или «найнер» 29″? Или, быть может, вы собираетесь перейти на новый модный стандарт 27.5?

— Наверное, привязанность именно к 28’’ колесам идет у меня от велосипеда “Туриcт”, на котором я начинал свою велокарьеру и ездил до 2003 года включительно. Помнится, одним из внутренних мотивов покупки именно гибрида была его некоторая схожесть с тем самым “Туриcтом”, а также тот факт, что в те времена покрышки на 28’’ можно было купить почти в любом сельпо, чего нельзя было сказать про МТБ-покрышки. Учитывая, что надежность и ремонтопригодность в моем понимании – это главные характеристики велосипеда для походов, это казалось весомым аргументом. Ну а дальше все пошло по инерции – накопились запчасти определенного типа, да и характер мой таков, что я не склонен менять вещи. Ибо два велосипеда мне не нужно, а при покупке нового неизбежно станет вопрос – а что делать со старым? Выбрасывать – откровенно жалко, а продавать я толком ничего не умею, да и не хочу.
В целом я почти убежден, что все эти споры о преимуществах того или иного типа колес – по большей части «флуд» и «холивар». А потому бессмысленны.
Что такое «найнер» и чем он принципиально отличается от 28’’ велосипеда (вроде бы покрышки там одинаковые) – я, честно говоря, совсем не понимаю. Сдается мне, что это “понятие” придумано исключительно маркетологами. 27.5 дюймов – вполне возможно, что это и модно, но мы, во-первых, не на подиуме ездим, а во-вторых, совершенно не имеет смысла в плане ремонтопригодности и взаимозаменяемости деталей в походных условиях.

 

— Первые свои походы вы проводили на советском велосипеде, позже купили Author. Увеличились ли ваши дневные пробеги в связи со сменой старого советского велосипеда на импортный?

— С приобретением импортного велосипеда (это был Author Reflex SX) мои велопробеги в общем-то не увеличились. Ибо цели поставить рекорды у меня никогда не было, а протяженность наших поездок определяется далеко не классом техники, а общими возможностями участников, длительностью светового дня и прочими факторами, которые со временем не сильно меняются.

 

— Намного ли импортный велосипед оказался удобнее и надежнее советского?

— Не будет преувеличением сказать, что не намного, а ПРИНЦИПИАЛЬНО надежнее. Если образно – то тот самый “Турист” проезжал дальние походы вопреки своей конструкции и в основном за счет большого объема техобслуживания, то Author делал это просто благодаря своим изначальным свойствам. Вообще, про недостатки конструкции, ненадежность советской техники и связанные с ней истории можно писать очень много и увлекательно. Судя по всему, мне довелось иметь дело далеко не с лучшими образцами изделий отечественной велопромышленности, однако, имея за спиной даже такой опыт, проникаешься глубоким уважением к туристам советской поры, ездившим на подобных велосипедах в сложнейшие походы.
По сравнению с тем “Туристом” даже простенький гибрид на компонентах уровня Alivio был просто верхом надежности и совершенства. По-хорошему, ничего особого и уникального в его конструкции не было, но прочность металла в навесном оборудовании вкупе с продуманной конструкцией критичных узлов (пыльники, храповой механизм задней втулки, крепление шатунов и т.д.) приводило к тому, что качество велосипеда в целом по сравнению с советской техникой получалось несравнимым. Вообще, на мой взгляд, сравнение конструкций той же задней втулки ХВЗ и современной кассетной – это хорошая и наглядная иллюстрация, что такое инженерное искусство, а также яркий пример того, как делать не надо, а как – надо.
По поводу удобства все примерно то же самое – все-таки 24 скорости, переключаемые индексными манетками, это совсем иной уровень, нежели четыре передачи и примитивная нарамная ручка, пользоваться которой было достаточно нетривиальным занятием.

 

— Вспомните наиболее проблемные и хлопотные поломки, которые случались с вашими велосипедами в походах.

— Самые проблемные и неприятные поломки – это те, которые нельзя устранить в полевых условиях. У нас было несколько случаев поломки ободов, из-за которых участники вынуждены были временно сойти с маршрута и добираться до ближайшего крупного населенного пункта на попутной машине. Также были довольно сложные случаи с багажниками, требующие нетривиальных решений. Вспоминается еще ситуация в 2010 году, когда один из участников похода на старте в городе Няндома сорвал резьбу в выносе руля. К счастью, эту проблему удалось решить, и в итоге он доехал с полусломанным рулем до Череповца, где другой участник привез из Москвы новый вынос.

 

— Вы готовите велосипед к походам лично, или отдаете в сервис?

— Честно говоря, для меня такое понятие, как велосервис, является довольно диким и непонятным. Вероятно, оттого, что я родом из старых времен, когда и мысли такой не было, чтобы твой велосипед чинил и настраивал какой-то дядя. Посему абсолютно все работы, связанные с обслуживание велосипеда, я делаю только самостоятельно, благо у меня большой набор инструментов. Мне с детства нравится возиться с железками, я получаю определенное удовольствие от собственноручно выполненной работы. Более того, делая все сам, я уверен в том, что все сделано как следует, а не “по-быстрому», и что в пути не будет неприятных неожиданностей.
Для себя вижу повод обращаться в мастерские лишь для каких-то уникальных работ, требующих эксклюзивного оборудования, но пока таких случаев не было. А отдавать вел на сторону для смены звездочек, правки восьмерок, настройки тормозов, да и сборки колес — это, вероятно, в духе современности, но совершенно не по мне. Так скоро и для забивки гвоздя в стену сервисмена вызывать будем.

 

— Что наиболее часто ломается на велосипедах участников ваших походов, и на что нужно прежде всего обратить внимание, чтобы избежать подобных ситуаций?

— Как я уже сказал, такой статистики мы не ведем, однако по ощущениям, из серьезных поломок наиболее часты проблемы с багажниками. Увы, далеко не все модели багажников (особенно легкие) способны пережить даже один многодневный поход с полным грузом, к тому же на многих велосипедах нет полноценного крепления, что вынуждает городить всевозможные хомуты и прочие суррогаты. В основном ломаются нижние стойки, как наиболее нагруженные. Также были случаи полного разрушения багажников по сварным швам. Поэтому в каждый большой поход мы всегда берем с собой полноценный запасной багажник, и, надо заметить, он часто пригождается.
На втором месте – поломки ободов. Увы, это фатальная неисправность, и тут выход один – временно (а порой и не временно) сходить с маршрута. Разумеется, бывают проблемы и с покрышками, но, как правило, запасных покрышек у нас хватает, поэтому это не вызывает трудностей.
Посему всем, кто собирается в дальний поход, можно посоветовать заранее обзавестись прочным (а стало быть – не легким и изготовленным из тонких труб) багажником, желательно разборным (такие модели дороже, но в целом надежнее, чем цельносварные, да и ремонтопригодность у них выше). И обратить внимание на задний обод – он должен быть как минимум двойным (а желательно – с двойным пистонированием). Если используются «ви-брейки», то необходимо проконтролировать степень износа боковин, если дисковые тормоза – то обратить внимание на трещины вокруг спицевых отверстий. Крайне не рекомендую продукцию Mavic – увы, за последние годы и у нас, и в других группах имелись многочисленные случаи разрушения этих ободов, иногда без видимой причины.
Вообще, хорошее правило – если какая-то важная часть велосипеда вызывает сомнение или имеет явно большой износ или пробег, то перед отправлением в дальний путь лучше ее заменить. Конечно, это порой не дешево и не просто, но на мой взгляд, спокойствие в пути и гарантированные положительные эмоции от похода стоят все-таки дороже.

 

— Расскажите более подробно о Вашем новом титановом велосипеде.

— Я решил перейти на новый велосипед, потому что старый уже явно исчерпал свой ресурс и вдобавок морально устарел. Изрядно протертые велорюкзаком задние перья, разболтавшиеся крепления багажника, дюймовая рулевая колонка, под которую невозможно было найти сколько-либо приличную амортизационную вилку, вдобавок не слишком приятные мысли об усталости металла и возможных ее последствиях явно говорили о том, что по крайней мере раму надо однозначно менять. И тут как нельзя кстати пришлось желание моей хорошей знакомой собрать титановый велосипед, поэтому в итоге было заказано две титановых рамы.
Говоря о комплектации нового велосипеда, тут все довольно просто – некоторая часть деталей была взята со старого Author’a, вся трансмиссия собрана на компонентах уровня Deore. Особое внимание уделено заднему ободу, в качестве которого применена довольно дорогая модель DT с двойным пистонированием. Тормоза – дисковые, самого начального уровня.
Ожидания новое приобретение явно оправдало. Мне с моим стилем катания очень сложно оценить такие понятия как “накатистость”, жесткость рамы и прочее, но могу сказать точно – этот велосипед едет хорошо, почти не подводит в пути и в целом очень надежен, что для меня гораздо главнее веса и наката. На нем чувствуешь себя уверенно, а это – самое главное.

 

— Ваше снаряжение. Вы подбирали его долго и тщательно, экономя каждый грамм?

— Честно говоря, мой характер и мое мировоззрение слабо совместимо с тщательностью выбора и экономией граммов. У меня довольно простое снаряжение, в основном купленное довольно давно и по разному поводу. Ни о какой экономии граммов и речи нет. В такой вот возможности свободного отношения к весу лично я вижу одну из прелестей велотуризма, когда можно не думать о том, сколько реально тебе чего надо, а взять с запасом и при этом абсолютно не страдать на маршруте. Ибо в горы мы не ездим, а по тем дорогам, что пролегают наши пути, я увезу и 20, и 25 кг — как говорится, дурное дело не хитрое.

 

— Поделитесь с читателями, каким образом велопоход можно сделать наиболее комфортным в плане бытовых удобств?

— Если коротко, то на мой взгляд, основа самого простого и естественного способа сделать поход комфортным – это сознательный отказ от парадигмы минимизации веса и количества возимых с собой вещей. Более детально это означает:
1) Наличие собственной просторной формально двухместной палатки, где можно в любых обстоятельствах разместить свои вещи и выспаться с комфортом.
2) Наличие большого количества разнообразной одежды. Увы, погода порой преподносит самые неприятные сюрпризы, и нет ничего приятнее в конце тяжелого и “мокрого” ходового дня, чем приехать на привал и переодеться в сухое. Не менее приятно в последний день двухнедельного похода одеть свежую “цивильную” одежду и прибыть в тот же Санкт-Петербург или Минск в виде, в котором не стыдно пройтись по улицам.
3) Вероятно, сюда можно отнести и наличие “резервной” газовой горелки даже в том случае, если основное питание готовится на костре.
4) Наличие таких “излишеств”, как складной походный стул, нормальная пуховая подушка и прочих подобных вещей.
5) Безусловно – наличие больших групповых дождезащитных тентов. Бесполезные большую часть пути, эти вещи порой очень сильно выручают на привалах и здорово сплачивают коллектив.
Разумеется, все это малосовместимо с действительно сложными походами, где экономия килограммов (а порой и граммов) является необходимым условием.

 

— Поговорим о ваших однодневных ПВД. Какова приблизительно средняя численность вашей группы за сезон?

— Точной статистики по этому поводу я не веду, но думаю, что цифра в 20-25 человек будет не сильно далека от истины. Вообще, сколько народа можно ожидать в том или ином выезде, почти непредсказуемо. Единственное, с чем тут прослеживается явная корреляция – это с погодой, а также с днем недели (по статистике в воскресенье приезжает больше людей, чем в субботу). Также повышенным “спросом” пользуются поездки со стартом прямо из Москвы (из Лосиного Острова, Кузьминок, Кунцево и т.д.), что понятно и естественно.

 

— Какие факторы вы учитываете перед тем, как перед выходными выбрать тот или иной маршрут для велопохода?

— Это весьма сложный и многогранный вопрос. Если постараться ответить коротко, то, наверное, главные факторы примерно следующие – ожидаемая степень сухости местности (от них зависит то, какие дороги можно включить в маршрут), направление ветра (это вообще определяет, куда собственно поедем, а во многих случаях из этого следует направление прохождения маршрута), температура (тоже немаловажный фактор, от которого зависит многое – от оптимальной протяженности до необходимости организовать привал у водоема для купания), а также то, где проходили предыдущие выезды (второй раз по одному и тому же пути в сезоне мы почти не ездим). Помимо этих формальных критериев, приходится обращать внимание на общую логичность маршрута, возможность устроить обед в знакомом месте, отсутствие долгого движения по загруженным дорогам. А также, по возможности, минимизировать переезды в электричках. В общем, задача это непростая, требующая сочетать порой несочетаемое, так что окончательное решение порой принимается буквально за пару часов до подачи объявления.

 

— Остались ли в Московской области интересные веломаршруты, которые Вы очень хотели бы проехать?

— Скажем так – на мой взгляд, большинство маршрутов, соответствующих моим критериям оптимальности, так или иначе пройдены. Разумеется, в дальнем Подмосковье осталось немало тех районов, куда мы еще не ездили. Однако все они, в основном, находятся либо слишком далеко от Москвы, что делает невозможным поездки туда с большими группами, либо по тем или иным причинам не очень привлекательны. Впрочем, каждый сезон даже на хорошо знакомых маршрутах обязательно удается найти новые дороги и новые места, что порой делает маршрут лучше и оригинальнее – я вообще не сторонник ездить все время по одним трекам.

 

— Что послужило основной мотивацией к созданию сайта vgvozdev.narod.ru?

— Не будет преувеличением сказать, что основной мотивацией послужила тогдашняя общая мода на домашние странички (данный сайт ведет свою историю с 1999 года). А также мое увлечение компьютерными технологиями и очень сильные впечатления от первых дальних велосипедных поездок, которыми хотелось поделиться. В ту пору довольно многие люди писали подобные рассказы-отчеты, некоторые из которых были весьма познавательны и любопытны.

 

— Ваши рассказы о походах написаны прекрасным языком. Почему в последнее время читатели не видят новых рассказов?

— Во-первых, большое спасибо за комплимент, однако на мой взгляд, далеко не все, что удалось написать за прошедшие годы, написано хорошо. Особенно самые старые рассказы – перечитывая их, я постоянно ловил себя на мысли заняться кардинальным редактированием тех старых текстов, уж больно примитивно и коряво они выглядели. На самом деле то, что более поздние рассказы в литературном плане выглядят довольно достойно – это результат очень большого труда. Поверьте, очень непросто описывать достаточно однотипные походные будни, не упуская подробностей, но при этом избегая повторений, каждый раз придумывая новые обороты и стараясь не скатиться к простому перечислению того, когда и сколько проехали и какая где была дорога. Порой на несколько страниц текста уходило много часов работы, что, признаюсь, в какой-то момент времени слегка надоело. Да и, честно говоря, скучно стало писать примерно об одном и том же.

 

— Проект «Нетривиальные дороги Подмосковья» поистине уникален. Расскажите, как пришла вам в голову такая интересная идея?

— Я всегда с большим интересом относился к разведке новых дорог, подробному изучению местности и подобным вещам. А так как в начале 2000-х годов никаких иных карт, кроме устаревших «генштабовских» километровок и не менее устаревших атласов Дунаевской фабрики не было, то во многих случаях вопрос о том, можно ли проехать так-то и так-то, был очень актуальным. Со временем у меня накопился определенный массив подобной уникальной информации, и возникла идея как-то систематизировать ее и поделиться с другими любителями велопоездок. Именно так и родились “Нетривиальные дороги”, которые достаточно активно обновляются и дополняются и по сей день.

 

— Что бы вы хотели пожелать читателям сайта bikelifeforms.ru и всем велосипедистам?

— Думаю, ничего особо оригинального пожелать не смогу. Разумеется, здоровья, счастья, хороших дорог, попутного ветра и верных попутчиков. Чтобы все задуманное воплощалось в жизнь, а приключения если и были, то только приятные и неожиданные. Многих километров безаварийного пути и самых лучших впечатлений.

 

Интервью составил Владимир Кулигин

Сайт размещается на хостинге Спринтхост