Велотур по Белоруссии в октябре 2021 г. — BikeLifeForms
 
6 апреля 202220:33

Велотур по Белоруссии в октябре 2021 г.

Летом 2021 мы познакомились с двумя замечательными людьми — Владиславом и Константином. Почти сразу появилась идея организовать индивидуальный тур, но обстоятельства сложились так, что вместо всего запланированного мы в сжатые сроки подготовили с нуля новую программу и поехали. А после поездки, я попросил Владислава написать небольшой отзыв о путешествии и не ожидал, что эта затея будет встречена с таким энтузиазмом. Публикация немного задержалась, но, кажется, сейчас хорошее время, чтобы прочитать это прекрасный и наполненный доброй иронией текст. 

С благодарностью Владимиру Кулигину, который щедро дарит нам мир велотуризма, Сергею Матвееву, который взвалил на свои плечи двух перворазников, и моему другу Константину Ерохину, который бесстрашно поддержал меня в новом начинании и стойко переносил все тяготы и невзгоды.

Любишь кататься — люби и саночки возить. Иными словами, все мы любим сесть поудобнее и почитать чей-то отчет о походе или о поездке, одобрительно и мечтательно улыбаясь, возможно оставить комментарий, но далеко не все после этого готовы написать что-то о своих приключениях, а так быть не должно. Эта мысль давно угнетала меня и вот, отложив все дела, я решил отплатить Вселенной той же монетой: потрудиться немного для других. В одном из комментариев к отчету Владимира прочитал, фразу «язык с претензией на литературность». Вот интересно, это комплимент, как вы считаете? В общем, надо соответствовать. Так что язык будет самый что ни на есть литературный, ошибки проверю, все реминисценции и отсылки к произведениям искусства отыщутся в Интернете, и вообще — «кто сможет, пусть сделает лучше».

Начало начал

 

Что может привести человека к мысли о велопоходе в Белоруссию осенью? Безысходность, товарищи, и желание хоть как-то провести отпуск на велосипеде. Изначально речь шла об Италии, и никак не меньше. Проехать из Вероны в Римини, никуда не торопясь и созерцая окрестности и всякие античности, купаясь, загорая и наслаждаясь видами и вкусами. Увы, с Италией вышли сложности, сами понимаете какого характера, и она осталась нашей «цветочно-возвышенной темой»… Спасая ситуацию, мы кинулись в другую крайность: Узбекистан. Самолет до Бухары, на велосипедах до Самарканда, оттуда на поезде в Ташкент и оттуда домой в Москву. Непонятно, что с видами, совсем неясно, что со вкусами, но по меньшей мере тепло и сухо. Но здесь уже вмешался здравый смысл в лице Владимира. Он рассудил, что нелепо и дорого лететь за три тысячи километров, чтобы проехать четыре дня на велосипедах и прилететь обратно. Мы даже не стали возражать, настолько он был прав. Разбив наши надежды, он успокоил нас, пообещав придумать что-нибудь. Делать нечего — мы стали ждать, считая дни уходящих отпусков. Ждать долго не пришлось. Владимир позвонил и сказал, что мы поедем в Калининград или в Белоруссию, и что с нами поедет Сережа, с которым мы виделись всего один раз, открывая сезон на Лохином острове. На тот момент нам уже было все равно куда. Через день Сережа позвонил и сообщил, что по итогам консультаций с Дмитрием Ховриным утверждена Белоруссия, составлен маршрут, и Дмитрий Ховрин лично внес в него коррективы. После этого нам было вообще все равно куда ехать: маршрут, составленный Дмитрием Ховриным, — разве после этой фразы нормальный велотурист будет сомневаться? Нет, он будет собираться!

Старт

В нашем случае старт — это не эффектный отъезд с платформы Бреста на красиво упакованных велосипедах. Это все будет завтра утром, а сегодня вечером мы стоим на платформе Гражданская, ждем Сережу и прикидываем, как нам на своих навьюченных аппаратах добраться до Белорусского вокзала. Прошу заметить и запомнить наперед, что это — наш первый в жизни велопоход; багажники и сумки куплены недавно, снаряжение найдено в гаражах, отчищено от пыли давнишних автомобильных путешествий и кое-как адаптировано под велосипеды. Так что стоим и предвкушаем. Константин курит и просит кофе — это его обычное состояние.

Сережа появился внезапно на своем беззвучном велосипеде и с неизменной улыбкой. Мы сделали серьезные лица, включили фонарики, Константин затушил окурок, и — вот он, первый торжественный момент: мы едем по ночной Москве! До вокзала доехали быстро и без приключений, прорвались через рамки и заняли позицию в начале платформы. Сережа подробно инструктирует, как и зачем разбирать велосипеды. Слушаем внимательно. Правда, уже через пятнадцать минут оказалось, что разбирать надо совсем, то есть на мелкие фрагменты. И вот поезд подан, мы у вагона и разборка начинается. Ужасно было все. Вагон с узкими и прижатыми к потолку третьими полками; пассажиры, которые возмущались и кричали; проводники, оказавшиеся сплошь вредными; и велосипеды, которые не желали помещаться в чехлы и укладываться на полки. К слову сказать, чтобы запихнуть мой велосипед на полку, Сергею пришлось на весу, засунув руки в чехол, на ощупь снимать седло, педали и хитро разворачивать руль. Эта погрузка была полным бенефисом Сережи. Он практически в одиночку затащил в вагон три велосипеда, запихнул их на полки, переругался, а затем помирился со всем вагоном и не дал нам забыть ни одну из восьми сумок. Поезд уже час как ехал, а мы собирали разбросанную по всему вагону поклажу, привязывали веревочками велосипеды (вернее то, что от них осталось) и вытирали пот. Вывод первый: избегайте белорусских поездов с узкими полками, низкими потолками и злыми проводниками. По возможности, выбирайте поезда с багажными вагонами или багажными купе. Тогда вам не придется разбирать и собирать велосипеды.

День первый

Ночь в поезде прошла спокойно. Немного дребезжал велосипед Константина, но он всем объяснил, что это ложечка в пустом стакане в соседнем купе. Все согласились и заснули. Напомню, что поезд следовал из Москвы в Брест с остановкой в Минске. В Минске все и вышли, и два часа до Бреста мы в вагоне были практически одни, спокойно и заранее сняли велосипеды, приготовили сумки и позавтракали.

И вот он, Брест! Тепло, солнечно и играет музыка. Вышвыриваем на платформу вещи и велосипеды, выходим сами, достаем инструменты и начинаем собирать, привязывать, пристегивать и приматывать. Параллельно считаем глубокие царапины и ободранности на велосипедах и грустим по поводу сбитых регулировок. Собрались-то мы относительно быстро, но еще два часа приходилось останавливаться и что-то поднимать-опускать, подкручивать и устранять посторонние стуки, скрипы и хруст.

 

 

Вы очень ошибетесь, если подумаете, что мы сразу поехали в дальнюю даль, великолепно освещенные солнцем. Мы с Костей тоже так думали и тоже ошиблись. Начало было муторным и прозаическим: Сережа повез нас по городу от магазина к магазину, от банкомата к банкомату и от рынка до рынка. Сначала он сказал, что мы должны найти какой-то книжный и купить в подарок Владимиру туристическую карту-километровку Белоруссии. Ну, ради подарка Владимиру мы были готовы на все. Потом надлежало найти обменный пункт и обзавестись местной наличностью. Тоже трудно возразить. А вот дальше начались рынки и магазины, и это совсем не воодушевляло, потому что нам предстояло ехать совсем не по пустыне: в каждом населенном пункте нас ждали такие же магазины, а у обочин те же яблоки и груши. Но Сереже возражать никто не рискнул, и мы смиренно наматывали километры по Бресту, периодически возвращаясь и громыхая тяжелеющими сумками по бордюрам. Зато посмотрели город. Брест оставил положительное впечатление. Чисто, просторно, неплохой асфальт в центре, машин мало. Какими-то красивыми пространствами с городской архитектурой, газонами, этническим стрит-фудом Брест похвастать не может. Даже кофе попить проблема: не будет там для вас креативных кофеен в каждом подъезде. Но зато будет музей железнодорожной техники и Брестская крепость. Крепости мы уделили два часа, объехали всю вдоль и поперек, читали все надписи и исторические справки. Взяли бы и экскурсию, но бюро было закрыто. К счастью, говорящая историческая справка ехала рядом с нами (Сережа по образованию историк, и хорошо подготовился в поездке в части знаний о местности). Крепость действительно оставляет грустное, печальное и торжественное послевкусие. Мы притихли, лазая по разрушенным казематам и подвалам: на толстых кирпичных сводах следы от пуль и осколков, полустертые надписи и в каждом закоулке разветвленных казематов реальное ощущение и понимание того, что здесь кругом отчаянно сражались и гибли люди, — они лежали прямо здесь, буквально на этом кирпиче, где сейчас стоишь ты. Уезжать из крепости не хотелось. Хотелось сидеть на траве, прислонившись спиной к теплой израненной стене, и смотреть в синее небо… Но хронометраж по имени Сережа неумолимо напоминал, что надо ехать, что впереди еще больше трехсот километров, что надо обедать, и что до темноты надо найти место для ночлега. Мы согласились с этими доводами разума и в награду получили акцепт на посещение польского ресторана, который подвернулся по пути. Живописное место, центральный парк, пруд с утками, хорошая кухня и послевоенная польская эстрадная музыка, короче, сплошной «Ва-банк».

 

 

Выезд из города лежал по промзонам, подъездным путям, каким-то бесконечным безгаражкам и заброшенным заводам. Вы знаете, было весьма любопытно. Такой прямо постиндустриальный пейзаж — натура из «Сталкера», — Тарковский мог и не ехать в Ригу: достаточно было пригорода Бреста. Едем, разговариваем, крутим головами, еще ничего не болит, жизнь прекрасна! За разговорами незаметно кончился Брест и начались поля, отсыпанные гравием дороги между деревнями, уютные рощицы на горизонте и местный колорит. Машин нет, людей нет, тишина, едем в шеренгу, под колесами хрустит гравий. Через пару часов по плану появилась достопримечательность — это костел, переделанный в православный храм. Кто бы сомневался: все дороги, как известно, туда и ведут. Спешиваемся, внимательно слушаем рассказ Сергея об истории костела и храма. Смотрится неожиданно. Фотография хорошо передает способ переделки древнего костела. Фасады, стены, витражи и стеновые скульптуры строители трогать не стали. В середине крыши прямо через конек растесали отверстие, обозначили небольшой барабан и завершили его крестом. Вот вам воплощение идеи униатства. В принципе, осталось место и для минарета.

 

 

Позже мы еще вернемся к местным религиозным особенностям, а пока едем дальше. Хорошо так едем. Подъемов нет, покрытие прекрасное, темп рабочий. Честно сказать, мы с Константином до этого не проезжали за один присест больше сорока километров. Кто бы нам тогда сказал, что уже очень скоро мы проедем за день восемьдесят пять километров! А пришлось… Долго ли, коротко ли, а стало холодать и пришло понимание, что не за горами и первая ночевка. Сережа стал собран, сосредоточен и немногословен. Начал уезжать далеко вперед или носиться в разные стороны от трассы. В общем, это напоминало хорошую работу натасканной легавой. Оказывается, так грамотные инструкторы ищут место для ночлега группы. Но наша «легавая» никак не делала стойку, то есть ничего не находилось. Эти поиски продолжались около часа. Мы едем, Сережа где-то носится и в целом хочется уже переодеться и поесть. По дороге (буквально посередине деревни) мы увидели гостевой дом! Прямо так и было написано. И телефон и QR-code на калитке! «Почему нет, Леня»? Пока Сережи нет поблизости, выхватываем телефоны и начинаем звонить. Дозвонились с первого раза, но, увы, хозяева гостевого дома нам помочь не смогли: они были далеко и не смогли найти кого-нибудь в деревне, кто мог бы открыть нам двери и впустить. За этим занятием нас застукал Сергей, помрачнел лицом, когда понял, что мы хотим попасть в гостевой дом, потом посветлел лицом, когда это не получилось и с удвоенной энергией принялся искать место для ночлега. Да, здесь у нас возник некий диссонанс. Мы в принципе не исключали ночевки в условиях гостиницы или гостевого дома, а вот Сережа считал это святотатством и попранием всех устоев туризма. Но диссонанс этот никуда не разросся, никак нам не мешал проникаться друг к другу симпатией и, что самое смешное, волею обстоятельств из четырех ночей этого похода две мы переночевали в гостиницах. И ничего, устои никак не пострадали.

 

 

Как бы то ни было, но становилось очевидным, что место надо искать быстрее — начинало смеркаться. Мы с Константином стоим на лесной дороге, отбиваемся от комаров, Константин курит и просит кофе, а Сережа гоняет где-то в отдалении, ломает велосипедом молодые деревья и пугает кабанов и оленей, следы которых отчетливо видны на фото. Наконец наш Вергилий возвращается с пальмовой веточкой в клюве: место найдено, и место прекрасное — всё, как описано на «Велосипедных Формах Жизни». В лесочке, из деревни не видно, вид хороший, рядом поле и мы видим все окрест, оставаясь укрытыми деревьями. Одна проблема: уже темно. Но справились и с этим. Нацепили на головы купленные за день до отъезда фонарики, побросали велосипеды, поставили палатки, переоделись и вот уже костер для души, горелка для кулинарии и какая-то вкусная наливка для порядка. Несколько раз варили чай. Пить хотелось сильно. Дело в том, что мы мало пили по дороге, и к вечеру обезвоживание сказалось. Сидели долго, в огромных и грязных Сережиных штанах было много вкусного и полезного. Шутка, что называется, на поверхности, простите, не смог удержаться. Для людей, не знакомых со снаряжением для велотуризма, уточню, что «штанами» называется специальный баул, который укладывается на багажник велосипеда, при этом одна из его длинных частей располагается слева от колеса практически до земли, а вторая половина — справа. Наелись, напились, наговорились, разошлись по палаткам и легли спать. Заснули ожидаемо легко и спали крепко.

 

 

Раз уж речь зашла о снаряжении для велотуризма, сделаю лирическое отступление номер один. Главное в велотуризме — это велосипед. Поэтому уделю немного времени нашим великам, чтобы читателю было интересно, и чтобы у него могло сформироваться более полное представление.

Итак, мой велосипед. Самый сомнительный для туризма вариант из наших трех. Это обычный алюминиевый гибрид Merida CrossWay, весом 14,7 кг, на колесах 28 дюймов с покрышками шириной 44 мм. Вилка с пружинкой и резинкой, руль-палка, трансмиссия 3/9 и гидравлические дисковые тормоза. Сезон был начат на седле Brooks C17, но это просто невозможно — ездить на нем, и за неделю до похода мы купили в ближайшем магазине пару WTB шириной 150 мм. У меня Rocket, у Кости — Volt. Багажники и сумки у нас от екатеринбургской фирмы RackBag. Купили по весне, сумки прекрасные, багажники изготовлены по индивидуальным размерам. Есть еще подрамные сумки-селедки KLS. Купили мимоходом в Сокольниках. Теперь велосипед Константина. Это уже шедевр от Владимира Кулигина! Рама Shulz Wanderer, широченные зубастые покрышки, которые едва умещаются между перьев, руль — реплика Surly Moloko (выглядит самобытно, но это Константин настоял, кстати, очень удобная вещь оказалась), вилка жесткая, трансмиссия 1/11, дисковая гидравлика, втулки на промышленных подшипниках. Сидеть удобно, едет-катит прекрасно. И, наконец, велосипед Сергея. Это, блин, какой-то экраноплан! Проезжает везде и без видимых усилий, тащит на себе несколько десятков килограммов и даже не скрипит. Опишу, пожалуй, со слов владельца. Изначально это был стальной трейловый аппарат, который стал экспедиционным. Пневмовилка, трансмиссия — 1/12 (36 спереди и 11-50 сзади), колеса 27,5, широкие бескамерные покрышки, багажник Tubus стоИт на хомутах, тормоза — дисковая гидравлика. Кроме упомянутых «штанов» по всему велосипеду развешано огромное количество сумок и сумочек. Велосипеды Кости и Сергея ожидаемо прошли весь поход без нареканий, ну а мой ожидаемо сломался: в предпоследний день завернуло задний переключатель, но об этом в следующих главах.

 

День второй

 Раннее утро, туман, мокрая палатка, в спальнике тепло, снаружи холодно и т.д. и т.п. Все эти банальности походного пробуждения большинству из вас, я уверен, хорошо знакомы, так что не буду преподносить их как откровение. Самое приятное для нас было проснуться под звук костра, который Сережа давно развел. Так и запишите в своих скрижалях: просыпаться в осеннем походе лучше всего под звуки большого костра. Если вам посчастливится пойти в поход с Сережей, то костер вам обеспечен, и это чудо как хорошо. Спокойно и комфортно переоделись, умылись, привели себя в порядок и приступили к совместному приготовлению завтрака. Завтрак удался: на столе были каша, сыр, колбаса, хлеб, яблоки, шоколадные конфеты и кофе (здесь и далее кофе — это приличный кофе из молотых зерен, сваренный на газовой горелке). Костя курит, пьет кофе и довольно щурится, я делаю все то же самое без сигареты, а Сережа давно собрал свою палатку и затушил костер. Все еще живы, и никто не подозревает, что за день придется проехать 85 км и рухнуть без чувств.

 

 

Выбрались мы на дорогу и поехали. Едем, прислушиваемся к своим ощущениям, делимся страхами. Константин отважно выехал без «памперсов». По ощущениям от первого дня он уверен, что новое седло WTB Volt вкупе с хромомолибденовым Шульцем и толстыми покрышками не причинит ему никакого вреда, никогда никогда… Ощущения его не обманули — до конца поездки он больше «памперсы» не надевал. Я еду в этой сырой и противной дряни и понимаю, что мне без них пока никак. Вот вам и ответ на извечный вопрос о роли и влиянии материала рамы и размера покрышек на комфорт ездока. Влияют эти факторы, и очень сильно. Вопрос закрыт навсегда.

Задача на день у нас простая: доехать до Беловежской пущи, углубиться в нее и заночевать. Первые 15 км едем по асфальту меж деревень. Машин нет. Солнечно, сухо, ветер в спину. Прогнозы Дмитрия Ховрина полностью оправдываются, мы этим очень довольны и поминаем его самыми добрыми словами. Если вам понадобится интересный маршрут с учетом погоды и ветра, то обращайтесь лучше к нему. Не терзайте OpenStreetMaps, не накладывайте друг на друга многочисленные слои карт, не смотрите на барические карты планеты Земля, короче, не делайте умный вид. Поверьте, я знаком со всем, о чем упомянул. И если уж вы человек из категории «я никогда не езжу по чужим трекам, и я их составляю сам», то, составив очередной шедевр, отправьте его на аудит Дмитрию на любых его условиях. Вы не пожалеете.

В общем, так мы и двигаемся с Сережей на расстоянии вытянутой руки и с Дмитрием Ховриным в навигаторе, и ничего нам не страшно. За разговорами как-то незаметно прошло несколько часов. Поговорить есть о чем: вокруг красивые места, интересные достопримечательности, другой быт. Западная Белоруссия — это практически Польша, то есть пресловутый Запад. Здесь уже не хочется спиться, как если Вы находитесь где-то между Гагарином и Смоленском. Дворы ухожены, пустующих подворий нет, заборы покрашены, сельхозтехника чиста и опрятна, люди доброжелательны без нашего исконного перебора этой доброжелательности, хмурых рож вообще нет. Зато есть шесты у каждой избы и на них гнезда аистов. Как-то особенно уютно наверное становится в этих местах, когда прилетают аисты и селятся у одних и тех же хозяев много лет.

 

 

В процессе движения мы довольно часто отдыхаем. Сережа, разумеется, в этом не нуждается, но никак не препятствует остановкам: слушает и слышит свою маленькую группу, Константин курит, когда ему вздумается, я этому радуюсь и успеваю перевести дух. Очень удобно оказалось пить чай на автобусных остановках. Тень, ветра нет, автобусов тоже нет. Где-то на горизонте в полях работают тракторы, но их даже не слышно. Ни тебе подъемов, ни тебе спусков. В общем, рай велотуриста. Но пришла пора съезжать с асфальта и гравия в лес, на песок и коряги. Съехали помолясь… Я тут же увяз в песке. Пришлось идти пешком. Так и передвигаюсь по очереди, то пешком, то верхом. Константин весело гарцует вокруг меня, вздымая клубы песка не сходя с велосипеда. Конечно, конструкторский гений Кулигина в построении офф-роуд турингов против стокового гибрида, чего Вы хотели?.. Сережа вообще развлекается залипанием в телефоне и едет, держа руль одной рукой, при том, что обода зарываются в песок выше ниппелей. Помните, какая у него трансмиссия? Если нет, то посмотрите выше. Тем не менее, мы продвигаемся. Я приспособился различать рыхлый песок от плотного по его цвету, пучкам травы, корешкам и еду, отчаянно лавируя и удерживаясь на плотном песке. Это меня настолько увлекает, что еще два часа проходят незаметно.

 

Вот наконец прямо на лесных тропах появляются указатели «Беловежская пуща», строго следуем по ним и вскоре подъезжаем к официальному въезду на территорию. Здесь все цивильно и строго. Кассы, КПП, экскурсионное бюро, прокат велосипедов и самокатов. К услугам туристов множество маршрутов по интересам. Кому тяжело ходить или крутить педали, тот может воспользоваться экскурсионным минивэном. Здесь же расположены три вполне себе приличных ресторана и гостевых дома. Кругом асфальт и красота. Улыбчивый контролер отрывает корешки наших билетов, пропускает на территорию и сразу озадачивает нас словами: «Добро пожаловать в Беловежскую пущу! Напоминаю вам, что вы находитесь на приграничной территории, где, кроме того, расположена резиденция Президента Республики Беларусь. Костры разводить категорически запрещено. Останавливаться на ночлег запрещено. Все возможные места нам хорошо известны, и если вы не покинете территорию до часу ночи, то мы вас найдем в течение получаса при помощи служебных собак и по сигналам ваших телефонов, тогда не пугайтесь и не обижайтесь. И еще. Сейчас период гона у лосей и кабанов, так что будьте осторожны. Удачи»! Мы делаем глупые и подобострастные лица. У меня особо хорошо получается первое, у Кости — второе, Сережа просто улыбается своей обычной улыбкой и четко попадает сразу в оба образа. Все эти новости значительно меняют расклад поездки. Мы-то закладывались на ночевку в пуще, чтобы уложиться в оговоренный ежедневный пробег. Кроме того, в первый день, когда высадились в Бресте, мы не добрали 20 км до графика. Итого, нарисовалась реальная недостача километров. Подумать на эту тему решаем в ресторане.

 

 

Там мы тоже увлеклись и просидели около двух часов. Короче, встали на маршрут мы с полным непониманием, что будет дальше. В велопутешествии ведь главное — сам процесс, а для этого процесса Беловежская пуща — идеальный вариант. Представьте себе непролазный дремучий заповедный лес на сотни километров во все стороны и вдруг прекрасные асфальтовые дороги. Прямо сказка! Для желающих убедиться есть прекрасный вариант: приехать на машине с велосипедами в гостиницу, заселиться и кататься на велосипедах целыми днями, а вечером спокойно сидеть в сауне или в бассейне, — там все это есть. Всю пущу вам не изъездить и за две недели. Ну а мы тем временем едем, и довольно шустро. В лесу темнеет быстро, и надо постараться проехать побольше. Слава Богу, по ровному асфальту это не сложно. Мы должны пересечь заповедник по хорде, которая составляет 50 км, но 35 км сегодня мы уже проехали, пока только добирались до него. Но мы не жалуемся, не грустим и о плохом не думаем. О нем думает Сережа.

 

 

На одном из перекрестков нас ждала интересная встреча. Едем такие и видим, что в беседке для отдыха расположился настоящий велотурист! Как полагается весь в черном, облегающем и красивом! На столике перед ним всеразличные джетбойлы, термосы, пакетики, титановые мисочки и коробочки, а перед беседкой кокетливо стоит Pride ROCX DIRT Tour! Упакован прямо как на выставке: сумки на вилке, под седлом, под рулем, под рамой, красивые покрышки, восхитительная обмотка — в общем, «ум отъешь»… Мы с Константином впервые видим велотуриста так близко и не знаем, что делать в таких случаях. Я курлыкаю чего-то в его сторону и еду мимо, Константин делает вид, что рассматривает свою переднюю звезду и едет за мной. Но Сережа преподает нам урок, как надо поступать, если повезло встретить в пути настоящего велопутешественника. Он по широкой дуге въезжает чуть ли не в беседку к бедному человеку, который мирно кушает пончик и никому не мешает, и начинает убедительно и громко общаться с ним. Типа, кто такой, откуда-куда, зачем и сколько. Тот что-то ему отвечает, отодвинув термос, и завязывается беседа. Ну тут уж и мы потихоньку подкатываем. Оказалось, что это очень интересный человек и собеседник. Он из Калининграда, и едет в Минск. В день проезжает играючи по 130 км и занимается велотуризмом давно и серьезно. Мы просим разрешения сфотографироваться с ним и попутно узнаем много полезного. В частности, он сказал нам, что велопутешествие по Калининградской области — это не самая лучшая идея. Область не такая и большая, полевых и лесных дорог не много, а ездить по автомобильным трассам очень опасно, так как они узкие и транзитные, — дальнобойные грузовики всегда несутся по ним с большой скоростью. Дескать, чем быстрее ты выехал из Калининградской области в Европу или в Белоруссию, тем лучше и приятнее. Поговорили еще немного про погоду, велосипеды и планы на будущее, обменялись электрическими адресами и расстались. Оглянувшись, я увидел, что Илья смотрит нам вслед и ест сливочную помадку.

 

 

Через час пути и мы решили попить чаю с конфетами. Залегли недалеко от дороги, достали горелку, заварили литровый чайник, спрятали горелку и сидим, типа, изучаем флору. И тут Сергей издалека начинает разговор о ночевке и установке лагеря где-то в окрестных кустах (он туда сходил и что-то там разведал). Мы даже не сразу его поняли, а когда поняли, то побросали свои сушки с конфетами и побежали к велосипедам: сама мысль о том, что ночью к тебе в палатку может вломиться пограничная овчарка как-то придает сил ехать дальше. Даже спустя много времени мы так до конца и не поняли, действительно Сережа хотел встать лагерем в Беловежской пуще или он таким образом хитро придал нам сил. Надо будет спросить его как-нибудь. В общем, катим молча, Костя курит на ходу, едим какие-то яблоки и слушаем жуткие крики лосей, у которых идет гон.

 

Стемнело, нацепили фонарики на головы, несемся по дороге плечо к плечу, никто старается не ехать замыкающим: у лосей гон, сами понимаете, догонит, не ровен час, накинет передние ноги на плечи, задние сожмет вокруг талии и поминай как звали. На мне, по крайней мере, плотный памперс, а ребятам противопоставить лосиному напору вообще нечего. Вечер перестает быть томным. Ехать еще долго, сил нет, хочется есть и спать, когда мы вырвемся из пущи — вообще не ясно, сама мысль о том, что еще надо будет ставить лагерь, физически невыносима. Но Сережа ведь не зря инструктор и руководитель группы: у него в самом дальнем углу мозга всплыло воспоминание о каком-то гостевом доме у выезда из заповедника. Начинаются телефонные звонки и кажущиеся нам бесконечными переговоры. И каким-то образом все срастается. Нас ждут, нам даже купят пива и предоставят два номера. Вытираем украдкой пену с губ, садимся повыше и в таком виде еще через час подъезжаем к КПП. Женщина-охранник выпускает нас за территорию, докладывает кому-то по рации что-то типа «трое выехали» и мы берем курс на гостевой дом. Это совсем уже рядом и хозяин призывно светит фонариком издалека, так как света нет, кругом глубокая ночь и темень. Затаскиваем велосипеды под навес, снимаем с них сумки и проходим в дом. Хозяева — милая семейная пара, и это их маленький бизнес. Летом, говорят, народу много, и приезжают даже из Москвы, а осенью, когда грибы сойдут, людей становится меньше. Оформляемся долго: анкеты, фотографирование паспортов и т.п. Такие здесь правила, что поделаешь. Расплачиваемся местной валютой и напряжение проходит. Беседуем с хозяевами, пьем пиво, моемся и готовим на кухне ужин из своих продуктов. В доме уютно и тепло, чистая постель, завтрак заказан, телефоны и аккумуляторы на зарядке, пусть кабаны и лоси ловят в пуще кого-то другого, а мы спать!

 

 

 

Ну что же, пришло время лирического отступления номер два: снаряжение. Опытные люди, опять же, могут его не читать, а начинающим или сочувствующим может быть и интересно, Isn’t It? Итак, палатка. У нас с Константином польская трешка Campus, весом четыре килограмма. Мы ее располовинили и каждый везет одну часть. Даже в таком виде эти половинки не назовешь маленькими, но мы миримся с этим обстоятельством. Зато внутри просторно. И то сказать, когда-то я помещался в ней с женой, двумя детьми и вещами на трехдневный поход. Перед поездкой мы купили надувные коврики и подушки, спальники (не пуховые), пончо и штаны от дождя. Одежда у нас самая тривиальная. Спортивные брюки, термобелье, ветровки, легкие пуховики, шапки, перчатки и кроссовки (мы едем не на контактных педалях). Комбинируя все это, нам удается и ехать и спать в относительном комфорте. Теперь о Сережином наборе. Вот тут уже есть, где разгуляться фетишисту. Палатка Naturehike Mongar 2 (копия знаменитой MSR Hubba Hubba). Вес менее 2 кг, упаковочный объем — с треть нарульной сумки. Но для холодных осенних ночей палатка оказалась не совсем подходящей. Дело в том, что полностью сетчатая внутренняя палатка и короткий тент в жару дают превосходную вентиляцию, но осенью в палатку задувает. Коврик-самонадувайка Redfox, который хорош всем, кроме неудобного клапана, открывание и закрывание которого требуют больших усилий, совмещенных с риском этот клапан вырвать. Спальник — Millet Baikal 1000, давно известный и хорошо зарекомендовавший себя мешок на температуру плюс пять градусов. Одежда Сергея тоже предельно оптимизирована и необычна своим сочетанием. На ногах лыжные брюки и осенние ботинки Shimano, сверху — ходовая ветровка Breeze от Сплава, для вечерних перегонов и лагерного обустройства маэстро использует сплавовскую куртку на прималофте и их же термокофту со штанами. Со слов владельца этот набор в различных комбинациях позволяет перекрывать температурный диапазон от минус десяти до плюс десяти градусов.

День третий

Просыпаемся по будильнику, на кухне наши радушные хозяева готовят завтрак, в дУше горячая вода, и бритва скользит по лицу легко и приятно. Быстро собираемся, прощаемся и уезжаем. Место, кстати, чудесное, и летом запросто можно провести там неделю: гулять в лесу, собирать грибы, ловить рыбу, ходить в баню и наслаждаться тишиной и покоем.

 

Ехать холодно, колени мерзнут, на улицах деревень и районных центров никого нет. Едем мы мало осознавая действительность. Хочется спать и не двигаться. Кое-как мы пришли в себя только через два часа, попив кофе на автобусной остановке и немного согревшись. Утешает нас то обстоятельство, что мы вчера наверстали график, и сегодня надо проехать не больше шестидесяти километров. Чувствую я себя откровенно плохо. Присутствует в организме какая-то слабость и интоксикация. Кручу кое-как педали и думаю, отчего это на меня напала эдакая жизненная фригидность. Прихожу к выводу, что я попросту объелся вчера днем в ресторане на въезде в Беловежскую пущу. Я умудрился слопать большую тарелку борща, котлету с картошкой, салат из овощей, огромный блин с лисичками и чай со штруделем. В обычной жизни я такой объем пищи съедаю в течение двух суток с большими перерывами. Кроме того, лисички в блине были какие-то непонятные… Решаю, что буду сегодня мало есть и пить воду. В общем, очередной совет: не переедайте в походе, лучше ехать голодным, нежели с ознобом и ломкой.

 

 

Едем как три робота, смотрим аккурат перед колесом, молчим и каждый думает о своем. Так проходит несколько часов, за которые мы сказали несколько слов. Вернее, говорил только Константин. Например, «Хочу курить» и «Когда будет кофе». Ему никто даже не отвечал. Просто останавливались и стояли, уронив головы на рули, и с грустью ждали, что вот сейчас он докурит и надо будет взгромождаться на велосипеды и опять крутить-крутить-крутить… Позже мы узнали от Сережи, как называется такой день в походе: «Просто ходовой день». В общем, я желаю каждому из вас поменьше «просто ходовых дней». Широкие полевые дороги сменяются узкими асфальтовыми, тропинки становятся просеками. Мы уже давно бросили считать деревни и села и в общем даже не следим за навигацией. Сережа иногда останавливается, ковыряется в телефоне, звонит кому-то в Москву, потом догоняет нас и уезжает далеко вперед. Мы шестым чувством и пятой точкой догадываемся, что он опять нас обманул и мы едем не там, где должны были, а там, где ему интересно. Но мы не ропщем, так как нам сказали, что идет проработка маршрута для грядущих групп и поколений и мы, можно сказать, соучастники рождения нового супертрека. Уже не помня себя от этого соучастия, въезжаем в город Свислочь. Мы хотим ресторан или кафе, но Сережа верен себе и мы оказываемся в каком-то продуктовом магазине, где нам должны преподать урок закупки продуктов. Костя на это дело не повелся, а сел на лавочку, затянулся и уставился в синее небо. Понятно, пришлось мне идти с Сережей учиться покупать продукты. Урок затянулся на сорок пять минут (как ему и положено) и к его завершению я научился покупать сахар, пряники, бананы, тушенку, чай, шоколадки, мармелад, хлеб и даже печенье! Слушая краем уха рассказ о необходимости не путать мармелад, сделанный на основе агар-агар от похожего, но изготовленного на основе пектина и о страшной цене возможной ошибки, я извернулся купить в кофемашине большой капучино для Константина. Это нас и спасло от его гнева. Представьте себе чувства уставшего человека, который сидит сорок пять минут один на лавочке перед каким-то подобием «Дикси» и хочет есть. Вручаю ему кофе и без сил ложусь на эту лавочку, которая еще хранит его тепло. Начинается шуршание и упаковывание, но я этого уже не слышу: я проваливаюсь в сон.

 

В общем, скажу я вам, Свислочь эта — милый безлюдный городок районного значения. Чисто, хорошие дороги, два кафе, закрытых на поминки, и какой-то завод сельхозмашин. Отъехав от города на сто метров по шоссе, углубляемся в лесопосадку, волоком тащим груженые велосипеды по разбросанному мусору, битым бутылкам, канистрам из-под моторного масла и разноцветным клочкам использованной туалетной бумаги. Силы кончаются, а помойка нет. В конце концов находим более-менее чистое место и, о боги, ставим велосипеды, умываемся и начинаем готовить обед.

Обед мы приготовили слаженно и быстро, и был он разнообразен и вкусен. Вообще питались мы в походе очень хорошо. Для велосипедного путешествия, как я полагаю, просто роскошно. Никакого Idlo и прочих сомнительных удовольствий в блестящих кульках по типу «Открой, залей кипятком и ешь непременно титановой ложкой из «Спорт-марафона». Хочется еще добавить нетленное «Помешивая веточкой повилики»… Ладно, о еде будет третье лирическое отступление в конце дня, а пока убираем за собой мусор и едем дальше.

 

 

Про следующие четыре часа и сказать нечего. Просто битва с расстоянием. Ветер немного поменялся и стал встречно-боковым. Это не радует: идем со сносом и приходится брать поправку на боковое уклонение. Глаза слезятся, окрестные костелы расплываются на горизонте как миражи, машин все так же нет и в помине, но асфальт прекрасного качества. Дело идет к сумеркам, а мы знаем, что титаны из «Велосипедных форм жизни» ставят лагерь до темноты. Это сокровенное знание наполняет нас с Костей надеждой. И верно: Сергей начал глазеть по сторонам, отъезжать на боковые дороги и всем видом давал понять, что ищет и скоро непременно найдет хорошее место. Мы и не сомневались. Надеялись только, что это случится до того, как мы свалимся вместе с велосипедами в придорожную канаву и издохнем там, шумно выпустив газы.

 

Вот Сережа уехал куда-то вперед и в сторону, через полчаса вывалился на дорогу далеко позади нас, догнал и объявил, что место найдено. Мы ничего не говорим в ответ, просто киваем и едем за предводителем. В таком состоянии это прекрасно! Подумайте: вы реально устали, едете третий день, холодно, ветрено, спина болит и думать о ночлеге нет никаких сил, но рядом с вами есть кто-то, кто об этом уже подумал, нашел, привел да еще и велики помог перетащить через шесть поваленных деревьев. И этот кто-то — Сергей Матвеев, да продлит Господь его дни! Езжайте с ним куда угодно и все будет хорошо.

В этот раз мы остановились глубоко в лесу на просеке. От полевой дороги пришлось отойти в лес на триста метров и пять раз повернуть на девяносто градусов. Но место настолько уединенное и милое, что мы сразу обо всем забываем и приступаем к установке палаток, разжиганию костра и приготовлению ужина. Все делаем не торопясь, сегодня времени достаточно не только на еду, но и на посидеть у костра, поговорить, помыться и даже робко обсудить планы на следующие велопоходы. Ловим себя на мысли, что раз уж мы обсуждаем велопоходы, проехав за три дня около двухсот километров, то они непременно будут. С этой мыслью и засыпаем…

 

Лирическое отступление номер три: еда. Мой прежний опыт приготовления еды в походе весьма традиционен. Покупаем тушонку, макароны, картошку, сгущенку, сухари, сушки, колбасу, сыр, соль, сахар, мясные и рыбные консервы, раскладываем все по рюкзакам и тащим. Дальнейший генезис надо лишь дополнить фразой: «Кидаем как попало в большой багажник и едем». А тут вдруг велосипед. Места мало, класть некуда, везти тяжело, а есть хочется куда как больше. Так что мы сразу договорились, что будем питаться тогда, когда скажет вождь и тем, что он приготовит при нашей активной помощи. Сережа и Владимир за время своих велопоходов пришли к тому, что каждый день нужен суп. С этим только дурак и мазохист не согласится, так что «если кто против, то я лично — за». И единственный способ получить суп в велопоходе — это сделать его заранее дома. Так Владимир и Сергей стали делать сухой борщ. По сути это обычный густой суп, но сваренный максимально густо, так чтобы ложка стояла, а затем высушенный в сушилке для овощей и перемолотый блендером. В этой же сушилке Володя научился дегидрировать мясной фарш. Остальную сухую еду Сергей закупил в туристических магазинах. Среди блюд были мясной суп с вермишелью, больше напоминающий Роллтон, картофельное пюре и гречка быстрого приготовления. Володин сухой фарш оказался очень универсальной вещью. Это такие серые твердые шарики размером с мелкий горох. Костя поначалу пристрастился грызть их как чипсы и сожрал довольно много, пока ему по рукам не дали и не сказали, что это совсем не то, что он подумал. Фарш можно добавлять в борщ, картофельное пюре, гречку и т.п. Главное, не торопиться и дать ему как следует разбухнуть. Получается очень питательно и вкусно. Остальная еда должна быть компактной, легкой и удобной в приготовлении на горелке. Чай и сладости в целом как дома. Так как все это дело сухое, мало весит и везти его не тяжело, то лучше не пренебрегать в дороге заведениями общественного питания. Там поесть получится гораздо быстрее, а свой сухой рацион всегда пригодится. В нашем случае мы привезли домой достаточно много сухого картофельного пюре, треть фарша и немного вермишелевого супа. Они никуда не пропадут, так как хранятся вечно.

День четвертый

 Этот день в походе оказался самым насыщенным на события. А также самым фотогеничным, с прекрасной сухой погодой, красивыми видами и интересными встречами. Кроме того, в нас образовалась какая-то легкость и неутомимость. Наверное, это и есть второе дыхание, или состояние вкатанности. Знаменитый Папа-путешественник из youtube посвятил различным стадиям велоусталости целый сорокаминутный фильм и подкрепил свои наблюдения научными данными из всяких спортивно-медицинских исследований. При планировании похода эта информация может быть очень полезной. В общем, четвертый день позволяет проехать очень много и по пути свернуть какие-нибудь горы.

Проснулись мы легко, позавтракали питательно и вкусно, быстро собрались-упаковались, проволокли на себе велосипеды пятьсот метров по лесному бурелому и выскочили на лесную дорогу, которая скоро вывела нас на асфальт.

 

 

Поехали мы с места в карьер, то есть достаточно шустро. Дали и лиманы манили, а туманов не было и близко. Я вообще разошелся и не стал надевать памперс: почувствовал, что мой организм готов без него обойтись. Организм не обманул. И в этот и в последующие дни до конца велосезона (а этим походом велосезон не закончился) я прекрасно обходился без памперса.

Буквально через час мы въехали в город Волковыск. Ранним утром он был малолюден (уверен, что он и поздним утром, а также днем и вечером все так же малолюден), и мы неспешно ехали прямо по дороге пока не уперлись в красивый и большой костел св. Вацлава 1848 года постройки. Спешились и не торопясь погуляли по территории, осмотрели захоронения, почитали эпитафии на польском языке. За этим занятием нас застукал ксендз и рассказал, что в стародавние времена город был большим, зажиточным и значимым, и поэтому в центре построили большой костел. Сейчас он, безусловно, избыточен, так как прихожан мало. Мы горестно потупились и выразили сочувствие, циничный Константин закурил и культурно поинтересовался, где здесь можно попить кофе, ксендз вздохнул вместо ответа, и мы поскрипели дальше.

 

 

 

Дорога быстро вывела нас за город (буквально через пятьсот метров — там в какую сторону от костела не поедешь, — через пятьсот метров город кончится) и мы поехали через поля и луга, пронизывая насквозь опрятные хутора и деревни. На шестой или седьмой по счету деревне нам в глаза бросилась интересная закономерность: при въезде и выезде из деревни всегда стоИт огромный крест. Иногда два одинаковых (православных или католических), а иногда — разные. Мы даже остановились и обсудили это дело не торопясь. Но разгадка явилась нам через час в лице замечательного человека, которого вы видите на фото: это Николай Иванович Быховцев. Очень приятный человек. Занимается краеведением и на своем мопеде объезжает старые деревни, фотографирует уходящую натуру, пишет книги по истории Западной Белоруссии и очень много знает о быте и традициях тамошних мест. Кроме всего прочего он рассказал нам, что кресты ставят на границах деревень с культовой целью. Во-первых — это оберег, во-вторых — можно помолиться, а в-третьих, когда умершего сельчанина несут на кладбище, то всегда останавливаются у креста, чтобы душа могла попрощаться с родными местами. Если село православное, то кресты ставят, само собой, православные, если католическое, то кресты католические. А вот если в деревне мирно проживают представители обоих течений, то на одном въезде ставят католический крест, а на противоположном — православный. Вот так все просто оказалось. Поблагодарили мы Николая Ивановича и расстались с ним. В ближайшие несколько часов мы убеждались в том, что в Белоруссии всегда мирно уживались все. Например, в чистом поле расположено кладбище и практически без всяких заборов стыкуются три участка: еврейская часть, православная и католическая. Надписи на трех языках. Два понятные, третий, увы, нет. Очень мило и уютно, жаль только, что жилых мест вокруг все меньше и меньше.

 

Ничего не предвещало беды, мы ехали, купались в меланхолии и собирались уже раствориться в любви ко всем, живущим на Земле, но тут Сереже надоели асфальтовые дорожки, древнерусская тоска и просветление. Он зарылся в телефон и сказал, что нам надо свернуть куда-то в дремучий лес, проехать по нему десять километров по заболоченной тропе и таким образом мы срежем пять километров асфальтовой дороги. Как вам логика? Вот и нам так же! Напрасно мы культурно просили, вежливо спорили и деликатно убеждали. У Сережи гуманитарное образование. В логарифмах, диффурах и определенных интегралах он не силен, а уж про сложение и вычитание и говорить нечего. На самой опушке леса, куда нам предстояло нырнуть, оказалась избушка, а рядом с ней здоровый мужик в берцах. Увидел нас и пошел навстречу с каким-то сельскохозяйственным орудием в руках. Но нас-то трое. Поэтому Костя вежливо выпустил ему в лицо клуб сигаретного дыма и спросил про лесную дорогу. Мужик поведал, что дорога эта уже десять лет как непроезжая, но пешком пролезть можно. Он, дескать, даже пару дней назад ездил по ней на велосипеде. Обманул ведь, гад, но тогда мы этой хитрости не поняли, а когда поняли, то обратно выбираться уже не было сил. В общем штурмовали мы эту дорогу очень долго. Соскальзывали в промоины и ручьи, отрывали с велосипедов сумки, отбивались от комаров, тащили поклажу через поваленные деревья, в общем как у классика всеохватывающего учения, чтобы оно неладно было: шаг вперед, — два шага назад. Вылезли конечно, как не вылезти, но хорошего было мало. Не трейл, не циклокросс, не даунхилл, а просто идиотский хайкинг с велосипедом на спине. СтоИм мокрые, грязные, поцарапанные и думаем всякие нехорошие мысли, но слезами горю не поможешь и надо ехать дальше, так как осень на дворе, и день не бесконечен. Посидели десять минут на каких-то бревнах, попили чаю, и Сережа даже дал нам по конфете! Сам съел четыре, и мы поехали дальше.

 

 

Тут же в сережином телефоне оказалась прекрасная гравийная дорога через поля, по которой мы спокойно ехали еще несколько часов. Ключевым событием этого дня должны были стать Красносельские карьеры, они же каньоны, они же Белорусские Мальдивы. Потрясающее по красоте и энергетическому воздействию место. В двух словах суть и гений места таковы. На протяжении многих десятилетий здесь открытым способом добывали сырье для цементного завода, расположенного в трех километрах. Породу вывозили на Белазах. Стояли карьерные экскаваторы и велись взрывные работы. Когда месторождение истощилось, карьеры затопили, дорогу, по которой ездили грузовики, изломали на огромные глыбы бетона и бросили.

 

 

Итого, на машине туда никак не проехать. Более того, по периметру расположены посты охраны, территория патрулируется, и никого не пускают. Мы разговорились с одним из таких охранников. Он объяснил, что когда доступ был открыт, то ежегодно на склонах карьеров и в воде погибало по несколько человек. Но дело было осенью, мы его сумели убедить, что купаться не собираемся, что приехали на велосипедах очень издалека специально посмотреть на это торжество покорения недр и готовы купить у него билет в этот апокалиптический рай. Мужчина был тронут, стрельнул у Константина сигарету, рассказал нам много интересного про прошлое этих мест и разрешил проехать на территорию. Открывшиеся нам вскоре виды заставили притихнуть и молча любоваться.

 

Отвесные скалы и лазоревого цвета вода, дикий лес и тишина. Мне это отдаленно напомнило норвежские фьорды. Руки прямо схватили воображаемое весло, и каяк беззвучно заскользил по зеркальной глади… Как вам такой дикий штамп? Но, честное слово, так я себе это и представил. Провели мы там около часа, много фотографировали и перемещались с места на место. По-хорошему говоря, им бы там стоило устраивать экскурсии. С теми же каяками и веслами. Такая красота пропадает за забором! Выехали мы на дорогу, попрощались со сторожем и поехали дальше. Пока мы не свернули на боковую дорожку мимо нас проехал настоящий Белаз. Show must go on: сырье теперь добывают в другом месте, завод не простаивает, и грузовики носятся туда-сюда.

 

Тем временем приближались сумерки. По прогнозу вечером обещали дождь, и нам надо было решать что-то с лагерем. Предводитель выступал за лесную ночевку, Константин предлагал дотянуть до города Мосты и найти там гостиницу, я просчитывал оба варианта и прикидывал, чью сторону занять, как при этом никого не обидеть и устроить так, чтобы нужный вариант возник сразу в обеих головах моих спутников. Человек предполагает, а Бог — располагает! Все случилось само собой. На песчаном перегоне через еловую рощу я начал терять ход, обороты упали, я поднял сзади передачу наверх, практически одномоментно скинул впереди передачу вниз, цепь рванула с перекосом, задний переключатель на секунду подклинило и он, увлекаемый цепью, загнулся вверх, свернувшись при этом в шпагат. Я только успел заблокировать заднее колесо тормозом, чтобы клубок из цепи и переключателя не затянуло в спицы. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… Слили воду, сидим думаем. Над головами тучи, до города 15 километров. Ладно, мой велосипед — мне его и чинить. Взял я шестигранник, разобрал на части и выпутал из цепи переключатель, открутил его вместе с «петухом» от рамы, тут уже и Сережа тащит выжимку. Разомкнули цепь, прикинули какую передачу оставить, посчитали и выкинули лишние звенья, выправили цепь пассатижами, поставили замок из сережиных запасов, помыли руки, и можно ехать дальше.

 

 

Вот только вопрос: куда? Времени-то мы потеряли минут сОрок, смеркается, начинается дождь. Костя уточнил прогноз и объявил, что дождь будет ливневой и продолжительный. Ночевка эта последняя в походе. Значит, ехать потом до Барановичей и лезть в поезд придется с мокрым снаряжением и сырыми палатками. Сами будем вонючими и грязными. До города недалеко, и там есть гостиница. Но для Сергея это все не аргументы. Настоящие скауты вообще, по его мнению, радуются дождю, чирьям и опрелостям и ликуют, ставя палатки под градом. Я ему спокойно заметил, что настоящие скауты вообще палаток не ставят, а ломают голыми руками молодые сосны, делают шалаши, разжигают костер не газовой горелкой, а с одной сырой спички и при всем при этом не носят мембранных курток приличных брендов, хорошего термобелья и не пишут диссертаций. Здесь нашему аспиранту, упакованному по полному экипировочному фэншую, крыть было нечем, и пока он думал, как дальше жить с этим откровением, я тихонько поехал в сторону города, отчаянно скрежеща кривой цепью на единственной передаче. Эти звуки вернули Сережу к действительности, он осознал, что теперь у него в группе есть хромая утка, устыдился и тихо поехал рядом. До гостиницы доехали уже в темноте и без приключений. Как только мы переступили ее порог, пошел ливень. Настоящий такой осенний ливень, когда не видно домов на противоположной стороне улицы. Мы все трое молча улыбнулись друг другу, порадовались, что мы друг у друга есть, закатили велосипеды в подсобку, поднялись в номера и уже через полчаса помытые и побритые сидели в гостиничном ресторане и пили кто водку, кто пиво, кто наливку, закусывая салатиком, жареной картошкой, отбивными и котлетами.

 

 

Дождь шел всю ночь и все утро. Мы тянули время как могли, долго сидели на завтраке, долго собирались, но делать нечего: вечером поезд из Барановичей в Москву и на него надо успеть. Сидим в холле, полностью одетые во все дождевые одежды и не можем заставить себя выйти из гостиницы. И здесь как раз пригодилось троекратное резервирование маршрута, которое наш юный вождь предусмотрел для всех участков. На этом переходе страховка состояла в том, что до Барановичей от Мостов можно доехать на дизельном пригородном поезде! Вот что значит опыт и добросовестная проработка трассы похода! Мы восторженно хлопаем Сергею, выясняем, что поезд через полчаса и срываемся с места в своих болониевых пончо. С перепугу мы через десять минут были на вокзале, а через двадцать минут уже сидели вместе с велосипедами в теплом вагоне и катили в Барановичи. Из-под дождя мы выехали через полтора часа и поняли, что еще через полтора часа окажемся в Барановичах и до самого поезда нам будет нечего делать, а поезд, к слову, только в половине одиннадцатого ночи. Решение возникло само собой: мы вышли из поезда, не доехав до Барановичей 60 километров, и продолжили путешествие на велосипедах. Совершенно не торопясь, по сухим дорогам, беседуя о жизни и попивая чай на автобусных остановках.

 

 

Единственная передача меня не угнетала, так как никаких подъемов не было, а по плоскачу какая разница, сколько передач? В Барановичи въехали в сумерках, вокзал отыскали не сразу, и уже в полной темноте красиво зарулили к зданию. Помня пережитое в Москве на Белорусском вокзале в процессе погрузки, мы сразу пошли в кассу и купили еще одно место прямо в нашем купе. Итого мы располагали двумя нижними и верхней полками в одном купе и одной верхней в соседнем. Велосипеды разобрали заранее, но все равно проводники начали выговаривать нам, требовать измельчить велосипеды в труху, притащили рулетку и стали определять «сумму измерений», короче, куражились по полной. Стоянка короткая, платформа узкая, по нам бегают пассажиры со своими баулами, маячит перспектива вообще никуда не уехать, располагая четырьмя полками на троих, суета, крики, уговоры, прибежала бригадир поезда, размахивает какими-то правилами перевозки, Сережа ей втирает про жалобу на сайт Белорусских железных дорог, Константин подвывает, что поход наш проходил по местам героических боев Великой Отечественной войны и носил сугубо патриотический характер, тыкает ей в лицо телефон с нашими фотографиями в Брестской крепости, я причитаю «поможите, пожалуйста Вам, извините, что к Вам обращаемся». Короче, анафема всем белорусским проводникам во веки веков, аминь, пусть сгинут на Окрестина… В общем, после третьего звонка нас впустили в зал. Разместились мы быстро и компактно, лишняя полка очень пригодилась. Осмелели, заказали чаю и спокойно пили его, шурша конфетными бумажками (нам по одной, Сереже — четыре) и не думая ни о чем.

 

Утром проснулись за час до прибытия, позавтракали, рассортировали и подготовили вещи к выгрузке. Вот уже и Москва. Посмотрели на нее немного глазами пассажира поезда, повздыхали каждый о своем и выгрузились на платформу Белорусского вокзала. Опять все по новой: собираем и подстраиваем велосипеды, обвешиваем их сумками, включаем фонарики, надеваем шлемы и гордо едем по широким московским тротуарам, легко обгоняя людей на прокатных велосипедах. В этих последних километрах похода была своя прелесть. Все позади. Мы побывали наконец-то в велосипедном путешествии, о котором давно мечтали. Благодаря Сергею все прошло прекрасно. Он подарил нам новый вид отдыха, щедро пустил в свой мир, познакомил с другими формами жизни. С какими? Ну конечно же с велосипедными! Уверяю вас, что это чрезвычайно интересные и увлекательные формы! Так что ничего не бойтесь, катайтесь и путешествуйте на велосипедах! Любые ваши сомнения всегда развеют и на все ваши вопросы всегда ответят замечательные представители велосипедных форм жизни Владимир Кулигин, Сергей Матвеев и Дмитрий Ховрин! В путь, друзья!

 


remont_velosipedov

Комментарии

  1. Илья Куренкой:

    Давным-давно слежу за приключением Димы Ховрина и Володи Кулигина, наверное еще с конца нулевых годов. Парни одни из немногих реально прогрессируют в своих велопохождениях. Рассказы Димы — это особая песня, Володя более спокойнее пишет. Очень бы хотелось увидеть видео о поездках и из мастерской.
    Этот рассказ просто невероятный шедевр по своей стилистике, гратеску! Респект автору! Приятно, что ваше сообщество не стоит на месте, а развивается и приходят новые люди, которым есть что сказать и чем поделиться. Таких рассказов сейчас единицы!

  2. Да, тот случай, когда не сколько фото, а именно повесть захватывает читателя! Способности, не иначе. Особый стиль, особый вкус 🙂 Дзякую!
    Очень рад, что вам понравилось, я старался при составлении нитки маршрута выжать из погоды и местности всё, что было можно. Может, когда-нибудь и сам побываю там. Но, скорее всего, это будет очень нескоро…
    P.S. Подправил в повествовании пунктуацию и пару очепяток 😉

  3. Владимир Кулигин:

    Прошлой весной раздался телефонный звонок, звонкий молодой голос по полочкам разложил мне свою историю про сложный выбор велосипеда. Когда мы говорили второй раз голос казался уже родным. Интеллигентность, благородство, невероятно правильная и красивая речь. Далее прошло несколько месяцев и вот мы отправляемся уже вместе в покатушку на Лохин Остров. Оранжевое солнце, прохладные воды Москвы-реки, тенистый парк, знакомства первая притирка, а в парке возле Раздоров, звук тенисного мяча, как-будто бы откупорена бутылка…
    Мы сразу как-то стали своими людьми, сразу подружились. Владислав, такой человек, к которому тянутся все и дети и взрослые. Приятно, что сомнительные личности уходят в сторону, а наши ряды пополняются такими людьми. Прочитав еще раз данный рассказ, уже с фото…. впрочем я уже все сказал. Надеюсь много еще будет у нас интересного впереди!

  4. Егор Проскудин:

    Очень приятно удивил отчёт! Владислав, большое вам спасибо! А особенно порадовало то, что главная изюминка отчета — тест, а не фото. Это для нашей нынешней визуальной культуры прямо редкость)

  5. Сергей Хрущев:

    С большим удовольствием прочитали с супругой отчет о путешествии. Автору отдельный респект за хороший слог и чувство юмора!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост